Валентина БУДУГАЕВА: «Встреча с Гагариным нас очень вдохновила»

Якутск вечерний от 16.04.2021 г.
Прошло уже 60 лет со дня первого полета человека в космос. Жители России и стран бывшего СССР по праву гордятся тем, что этим человеком был советский космонавт Юрий Алексеевич Гагарин. Наверняка в нашей республике найдется совсем немного людей, воочию встречавшихся с прославленным космонавтом. О встрече с Юрием Гагариным мы поговорили с жительницей Якутска, ученым секретарем Института проблем нефти и газа Сибирского отделения РАН ФИЦ «Якутский научный центр СО РАН», к. т. н., Валентиной Афанасьевной Будугаевой.

— Валентина Афанасьевна, расскажите, пожалуйста, где и когда Вы встретились с первым космонавтом Юрием Гагариным?

— Увидела я его на встрече с пионерами в «Артеке», осенью 1961 года. Мне тогда было всего 12 лет.

— Попасть в «Артек» в те времена было непросто, как Вам это удалось?

— Родилась я в местности, откуда берет свое начало наша река Лена, в деревне Большой Улун близ сельского поселка Анга Иркутской области, где родился святитель Иннокентий. У нас была только начальная школа, и я там училась на одни пятерки. Вообще, ребенком я была подвижным, очень спортивным. Помню, что одним из моих любимых развлечений в детстве было бегать по лесу, благо он был рядом, могла взбираться на большую берёзу, и, находясь на её вершине, раскачиваться и перепрыгивать на другую, рядом стоящую берёзу. Если сейчас подумать, то это были очень рискованные игры, но, будучи ребенком, я думала, что ничего страшного в этом нет. После того, как я окончила начальную школу, мы переехали чуть ближе к Иркутску, хотя район был тот же — Качугский. В школу я уже пошла в среднюю, которая находилась в поселке Манзурка и закончила пятый класс на отлично, четвёрок я вообще практически не получала. Помимо учебы, я участвовала в спортивных соревнованиях и тоже везде побеждала. И за это меня наградили путевкой во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек». Всего в ту смену из Иркутской области поехало восемь человек. Перед поездкой мы все прошли углубленный медосмотр в Иркутской клинике и в начале сентября 1961 года в сопровождении руководителя группы отправились на поезде в Москву. Ехали мы целых пять дней. В Москве наша группа первым делом отправилась на Красную площадь, чтобы посетить Мавзолей Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина. Но перед Мавзолеем оказалась огромная очередь, и наша руководительница решила, что мы сходим туда на обратном пути, после Артека. К сожалению, так получилось, что за то время, что длилась наша смена, состоялся 21-й съезд Компартии СССР, на Пленуме которого было принято решение вынести тело Сталина из Мавзолея и захоронить у кремлевской стены. Как же от этого убивалась руководитель нашей группы! Она плакала всю обратную дорогу до Иркутска и все повторяла и повторяла: «Дети, я никогда себе не прощу, что вы не увидели Сталина в мавзолее!». Тогда ведь прошло всего 16 лет со Дня Победы в Великой Отечественной войне. За эти годы наша страна поднялась из руин, восстановила экономику и даже победила в космической гонке. Сталин был для народа великим человеком.

В «Артеке» я попала в лагерь «Кипарисный», откуда нас часто возили в лагерь «Морской», где отдыхали дети из других стран. В «Артеке» еженедельно проходили встречи со знаменитыми людьми, поэтами, писателями, композиторами, спортсменами. Их приглашали для того, чтобы дети видели великих людей, чтобы вдохновлялись их примером. И именно в нашу смену туда впервые приехали космонавты — Юрий Гагарин и Герман Титов! Это был единственный раз за всю историю «Артека», когда они приезжали туда вместе. Нас собрали на стадионе лагеря «Морской» (туда селили детей-иностранцев), он был оснащен получше других трех лагерей. Когда космонавты появились на стадионе, это была такая радость и эйфория, как будто каждый из нас сам побывал в космосе! С полёта Юрия Гагарина в космос тогда прошло пять месяцев, а с полета Германа Титова всего месяц — он с 6 по 7 августа 1961 года выполнял космический полёт продолжительностью более суток, и за это время он 17 раз облетел вокруг Земли. После выступления они садились среди пионеров в разных местах стадиона и фотографировались с нами, а потом, перед нашим отъездом, всем нам раздали памятные фотографии с первыми советскими космонавтами.

— Какие у Вас были впечатления от встречи с ними?

— Во время этой встречи мне очень понравился Титов. Он был такой красивый! С очень яркими, с рыжинкой, кудрявыми волосами и его волосы на солнце отливали золотом! Гагарин был очень улыбчивый, весёлый. Я такими молодыми, красивыми их и запомнила. Встреча эта нас очень вдохновила. Мы же дети послевоенных лет и все с раннего детства были патриотами! И все хотели стать великими, принести пользу своей стране.

Кстати, незадолго до моей поездки в «Артек», 24 августа у меня родился племянник, и его назвали Германом в честь Титова.

— А как проходил Ваш отдых в «Артеке»?

— Нас там очень хорошо кормили, помню, что я поправилась на шесть килограмм. Смена была достаточно длинной — 1,5 месяца. Так как уже начался учебный год, в конце сентября нас всех повели в школу, где ежедневно было по четыре урока. Очень хорошо был организован досуг, нас возили на экскурсии в Севастополь, Ялту, Алушту и другие памятные для Крыма места. В Севастополе меня очень впечатлила Аллея Героев Советского Союза — капитанов и моряков. Я ведь море-то тогда увидела впервые, да еще эта аллея… И мне очень захотелось стать капитаном дальнего плавания. К сожалению, та поездка в «Артек» очень сильно изменила мою жизнь.

— Что произошло после возвращения на родину?

— В «Морском» мы виделись, общались с детьми из разных стран. Для нас организовывались различные совместные мероприятия, игры с детьми, прибывшими из Африки. Помню, как однажды на хороводе я держала за руку мальчика-негра, и меня так удивило, что ладони у него были полностью коричневыми, почти черными, и только складки, линии на ней были светлыми. Вернулась к себе домой я в начале ноября, сразу пошла в свою школу, а в декабре внезапно заболела. У меня полностью парализовало ноги. Оказалось, что в «Артеке» я заразилась полиомиелитом, поразившим спинной мозг. Причем африканским штаммом. Меня тут же на санитарном самолете отправили в Иркутск, в клинику при медицинском институте. Я очень благодарна своему лечащему врачу Анне Воронковой, только благодаря ей я осталась жива и у меня, пусть и не полностью на 100%, но восстановилась подвижность ног. Конечно, с возрастом последствия полиомиелита дают о себе знать. После выздоровления папа для моей реабилитации отдал меня в хореографический кружок. И я танцевала наравне со всеми девочками, репетировала танцы, но на выступления меня не брали. И мне, конечно, было тогда очень обидно. Сама я особых последствий не ощущала, болезнь никак не затронула головной мозг, поэтому я очень хорошо закончила школу.

— Валентина Афанасьевна, а как Вы переехали в Якутск?

— Я с детства очень хорошо рисовала, и мои рисунки отбирали для участия в областных выставках. В выпускном классе учитель рисования сказал мне, что, благодаря моим наградам и рисункам, меня без экзаменов примут в художественное училище, и я так обрадовалась, прибежала домой и рассказала родителям, что с осени иду учиться на художника. А папа мой, как и многие родители того времени, мечтал о том, чтобы дети получили высшее образование. Но он, разумеется, вслух мне ничего такого не сказал и вроде как согласился с моими планами. А в то время мой старший брат работал в Якутске фотокорреспондентом в газете «Молодежь Якутии», и папа с ним, видимо, как-то договорился о моей дальнейшей учебе. Так вот, после получения аттестата об окончании школы на семейном совете мне предложили съездить в Якутск, повидаться с братом, отдохнуть, открыть для себя новые места. На всякий случай мне сказали взять с собой аттестат, я его и взяла. А уже здесь, по прилете в Якутск, брат рассказал про университет, что есть тут физико-математический факультет. «У тебя же пятерка по математике, попробуй сдать вступительные экзамены, проверь себя, получится или нет. А потом поедешь домой», — предложил он мне. Ну, у меня и сработал спортивный интерес, решила испытать себя. Подала документы и сдала. Так я поступила в ЯГУ и уже не смогла уехать. Училась я хорошо, и после окончания университета меня направили по распределению работать в Булунский улус. Там я год проработала учителем математики в восьмилетней школе, активно переписывалась со своими однокурсниками, многие из которых остались в Якутске работать в научных институтах, в том числе в новом тогда Институте физико-технических проблем Севера. Во время своего первого отпуска, летом, я собралась домой к родителям. По пути я намеревалась три дня погостить в городе, хотела встретиться с однокурсниками. И уже в Якутске, я, можно сказать, совершенно случайно встретила своего знакомого, который уже работал в ИФТПС СО РАН, и мы вместе пошли туда. Мы уже собирались войти в здание, как нам навстречу выскочил сотрудник института, молодой ученый Эдуард Бондарев и чуть не сбил меня с ног. Мой знакомый прямо тут на крыльце представил меня Эдуарду Антоновичу Бондареву, спросив при этом, не нужны ли ему в лабораторию математики. Оказалось, что нужны. Бондарев тут же вернулся вместе с нами в институт, зашел к директору Иванову Николаю Сергеевичу и согласовал за пять минут все вопросы о моем трудоустройстве. Так я начала работать в Институте физико-технических проблем Севера. А Эдуард Антонович Бондарев впоследствии стал моим мужем. У нас есть сын, а сейчас уже подрастают внуки. К сожалению, весной 2019 года Эдуарда Антоновича не стало… В конце 90-х в рамках Объединенного института физико-технических проблем Севера СО РАН был создан Институт проблем нефти и газа СО РАН. Практически тогда же Александр Федотович Сафронов, директор-организатор института пригласил меня на должность ученого секретаря.

Якутск уже давно стал для меня родным, а та поездка в «Артек» запомнилась мне на всю жизнь.

Беседовала Мария ЕФРЕМОВА
Фотографии из личного архива Валентины БУДУГАЕВОЙ
30